Форум » Архив II части игры: Vedi Napoli » "Неожиданная помощь". Городские улицы. 28.07.1752, 15:15 » Ответить

"Неожиданная помощь". Городские улицы. 28.07.1752, 15:15

Paola Porporino: Кастель Нуово - городские улицы. Карета тронулась, Паола даже не взглянула на Мидоллини. Домой. Туда, где ждет Даниэла… с мягкими объятиями и добрым взглядом. Спрятаться ото всех. Как бы Паола не старалась хоть на время забыть о том разговоре, что закончился всего пятнадцать минут назад, ничего не получалось. Мысли вновь и вновь возвращались к словам сеньора Чезаре. Маркиза, казалось, пыталась найти еще какой-то смысл в них или еще что-то… Девушке так хотелось, чтобы все сказанное герцогом оказалось лишь шуткой, или даже сама встреча – ночным кошмаром. Но то были лишь несбыточные мечты. Помочь графу Випера? Конечно, это даже не обсуждалось. Вот, только какой ценой. Встреча и разговор с де Нуарэ. Страшно? Нет, не страшно. Неприятно? Тоже не то. Увидеть его самого, заглянуть в его удивительно синие глаза, услышать до боли знакомый голос – это ли не счастье? Или проклятие… И тут решать придется самой: об этом не узнает даже графиня Нессуно. Взгляд юной маркизы бесцельно скользил по пробегающим за окном домам, людям, экипажам. Безудержно захотелось закрыть глаза, а открыв их, обнаружить себя другим человеком. Кем угодно, только не маркизой Паолой Порпорино. Мечты, несбыточные мечты… Беззаботно смеющиеся малыши, гуляющие со своими мамами, торговец цветами, куда-то спешащий сеньор и прогуливающаяся дама с собачкой, какой-то магазин, карета… Знакомое изображение? Нет, показалось. Паола попросила кучера остановиться. Девушка внимательно вгляделась в герб на дверце стоящей на противоположной стороне дороги кареты. Без сомнений, Паола его уже видела. Какое-то детское озорство и азарт появились в девушке, несмотря на усталость и головную боль, ей непременно захотелось вспомнить, кому именно он принадлежит. Из дверей банка показалась знакомая фигура сеньора Васко. «Конечно же, это он», - девушка чуть улыбнулась. «Удивительная страна эльфов и звуки скрипки, которой не терпится порадовать гостей на приеме в доме графини Нессуно». Паола спустилась из кареты без помощи кучера и направилась в сторону маркиза, боясь, что может не успеть: Васко уедет. Зачем? Глупость, конечно, только было желание отбросить строгие правила этикета и просто рассмеяться. Рассеяться в лицо Судьбе, что в последнее время столь жестока к Паоле. Девушка не была уверена в правильности своего решения, но у Даниэлы, как успела заметить маркиза, очень теплые отношения с сеньором Фьоренцо, поэтому не стоило бояться маркиза. Возможно, это и не так… Но Паоле хотелось в это верить. Маркиза довольно быстро преодолела разделяющее их в сеньором Васко расстояние. Еще несколько шагов и можно будет позволить себе окликнуть его.

Ответов - 48, стр: 1 2 3 All

Fiorenzo Vasco: Маркиз покидал здание банка, находясь в приподнятом настроении. Умение вести деловые беседы никогда не изменяло ему, дела шли отменно, возвращение Амбры и продажа товара сулили немалый доход. Ему были рады, заключенный получасом ранее договор казался более чем выгодным. Не склонный к неоправданным рискам, Фьоренцо предпочитал доверять старым, проверенным партнерам, они же в свою очередь доверяли ему. Направляясь к карете, маркиз краем глаза заметил движение и, повернувшись, увидел сеньориту Порпорино. Появление девушки было столь неожиданным, что Фьоренцо буквально застыл на месте, но уже к тому времени, когда она подошла, снял треуголку и, поклонившись, поприветствовал, протянув руку в просительном жесте, дабы дама позволила поцеловать ее ладонь.

Paola Porporino: Маркиза видела, что сеньор Васко ее заметил. На лице девушки появилась почти искренняя улыбка. Присев в неглубоком реверансе, Паола протянула ладошку маркизу. - Доброго дня, сеньор Васко, - мягким голосом, стараясь скрыть усталость, проговорила она. – Возвращаясь домой к графине, я увидела Вашу карету, а потом и Вас… И решила поприветствовать. Я очень рада нашей встречи. Маркиза не покривила душой, несмотря на столь сложный разговор с Чезаре, встреча с сеньором Фьоренцо была приятной.

Fiorenzo Vasco: Едва коснувшись губами протянутой ладошки, Фьоренцо выпрямился, держа треуголку с богатым плюмажем подмышкой: - О, передайте графине мое почтение и наилучшие пожелания. Возвращаетесь с прогулки? – полюбопытствовал между прочим маркиз, щуря от солнца глаза, которые не привыкли к свету.


Paola Porporino: Маленькая морщинка между бровей, что появилась после вопроса Васко, могла с легкостью выдать маркизу. Но Паола тут же улыбнулась. - С прогулки, - с легким вздохом произнесла девушка. – А Вы все в делах? Надеюсь, я не отнимаю у Вас слишком много времени?

Fiorenzo Vasco: - Нисколько, милая сеньорита, - Фьоренцо вздохнул, - на сегодня больше никаких дел, ибо все они сделаны, - мужчина внимательно разглядывал лицо девушки, чуть наклонив голову. Голос его звучал все так же мягко, как и в тот вечер на приеме, по тону можно было понять, что маркиз искренне рад встрече.

Paola Porporino: Вот, возможность отвлечься от мрачных мыслей. Увлечься приятной беседой настолько, чтобы забыть. Да, пусть на время, но все же. - Раз так, может быть… - Паола замолчала, раздумывая, уместно ли будет самой пригласить сеньора на прогулку. – Может быть, мы могли бы прогуляться? - в глазах девушки, как бы она не старалась этого скрыть, можно было прочитать желание пройтись не просто от праздного безделья.

Fiorenzo Vasco: - С удовольствием, - ответил Васко, - тогда я предупрежу кучера и потом, если пожелаете, провожу вас домой, - маркиз отошел, сделал то, что намеревался и подал Паоле руку.

Paola Porporino: Паола с радостью приняла предложенную маркизом руку. - Смею надеяться, что Вы не откажетесь от предложения заглянуть на чай? – с легкой улыбкой спросила она. – Да, и графиня будет рада Вас видеть, - девушка подумала о том, что как все-таки хорошо, что остановила свою карету, решилась выйти навстречу сеньору Васко. Ведь, приехав, сейчас к графине, придется рассказывать обо всем, что случилось. А так не хотелось вспоминать этот неприятный разговор. Если же маркиз согласиться зайти в гости, но момент откровений можно будет еще немного отсрочить.

Fiorenzo Vasco: - Если мое присутствие не будет в тягость сеньоре Нессуно, - учтиво заметил Фьоренцо. Теперь они могли прогуляться пешком по неаполитанским улочкам, - кучер будет ждать в условленном месте, - предупредил маркиз. После того как Паола отпустила своего возницу, они шли некоторое время в молчании. Фьоренцо заметил некоторое беспокойство юной маркизы, но причин оного не знал, поэтому все, что он мог сделать - находиться рядом, если она того желала, и слушать, если девушка изволит говорить.

Paola Porporino: Мысли не оставляли маркизу, не давали покоя. Хотелось поделиться, только Паола не знала, можно ли поведать хотя бы маленькую частью того, что ее волнует, сеньору Васко, можно ли ему доверять. Ведь то, что выдал ей сегодня Чезаре - не шутки. Не навредит ли она графу своим желанием обрести душевный покой? - Сегодня несколько жарко, не находите, сеньор Васко? – этот вопрос был совсем не тем, что хотела задать Паола.

Fiorenzo Vasco: - Обычная погода для этого времени, - сказал маркиз, - но мы с вами живем на ладони у Бога, будь это пустыня, давно бы погибли, - потом с беспокойством взглянул на девушку, - вы плохо переносите жару? – покачал головой, - если так, то вам надо со всеми предосторожностями выходить на прогулки жарким днем.

Paola Porporino: Паола посмотрела на маркиза и улыбнулась. - Пустяки. Просто сегодня тяжелый день… - было видно, что девушка хочет сказать или спросить что-то еще. Она раскрыла веер, затем, так им и не воспользовавшись, вновь сложила. – Скажите, пожалуйста, сеньор Васко, у Вас в жизни бывало такое, что не можете доверять человеку, но в то же его слова для Вас очень важны, и тогда остаются лишь сомнения? Верить – не верить, довериться или отвернуться… Прислушаться или отмахнуться и забыть… - внимательный взгляд зеленых глаз устремлен на мужчину, идущего рядом.

Fiorenzo Vasco: Маркиз задумался: - Я не склонен доверять посторонним людям, а информацию, полученную мной, принимаю к сведению и проверяю. Видите ли, сеньорита Паола, я торговец, и если бы я доверял каждому встречному, то вряд ли бы был благополучен, - Фьоренцо взглянул на Паолу. - Почему вы спросили?

Paola Porporino: «Проверять… А как проверить?» - думала Паола. Еще девушка все никак не могла решить для себя, хочет ли она узнать все. А не будет ли тогда Мидоллини прав, что она всего лишь маленькая девочка, которая пытается спрятаться за спасительными иллюзиями своего внешне счастливого мира? - Спросила? – маркиза замолчала. «Не может же быть и сеньор Васко замешан во всем этом…» - У меня сегодня состоялся не очень приятный разговор… - опять молчание. – Знаете, я все больше убеждаюсь, что люди совсем не такие, какими кажутся со стороны…

Fiorenzo Vasco: - Простите мне мою бестактность, сеньорита, - вздохнул Фьоренцо, - я не хотел вас тревожить расспросами, - он помедлил немного, о чем-то задумавшись, - нельзя сказать однозначно. Что-то действительно обманчиво, что-то истинно, и никогда не скажешь наверняка. Иногда кажется, что жизнь – череда разочарований, но только с ними приходит опыт. Впрочем, - прямой внимательный взгляд, - не может быть, чтобы на смену им не пришли благие вести.

Paola Porporino: - Ну, что Вы, сеньор Васко, Вам совершенно не за что извиняться, - Паола чуть улыбнулась. – Если верить Вашим словам, то меня ожидает множество благих новостей. Что ж… буду ждать, - казалось, голос юной маркизы звучит весело, только это было далеко не так. – Можно Вас кое о чем спросить, сеньор?

Fiorenzo Vasco: - Да, конечно… - маркиз выглядел несколько растерянным, ибо не совсем понимал, о чем идет речь и почему сеньорита Паола пребывает в явно не столь хорошем расположении духа.

Paola Porporino: - Даже, скорее всего, не спросить, а попросить совета… - Паола решилась. С замиранием сердца она смотрела на маркиза Васко и собиралась с духом, чтобы сказать. «Господи, помоги мне, я совсем не хочу зла графу Випера, но молчать – сойти с ума от волнений». – Только Вы можете пообещать, что сказанное мной останется между нами? И вы никому-никому не расскажете… Хотя, я понимаю, что не в праве этого просить…

Fiorenzo Vasco: - Слово дворянина, сеньорита, - без промедления, но серьезно ответил Фьоренцо и нахмурился, понимая, что произошло что-то из ряда вон, иначе бы юная маркиза Порпорино вряд ли стала задавать такие вопросы.

Paola Porporino: Паола остановилась и подняла голову, до рези в глазах вглядываясь в яркое солнце. Вновь вернула взгляд маркизу и тихо проговорила: - Один дорогой для меня человек находится в опасности… - пара секунд молчания. – Я и сама догадывалась об этом, и сегодня состоялся разговор, оставивший весьма неприятный осадок, но, возможно, расставивший многое по своим местам Только… только я никак не могу помочь этому человеку. Или могу… но не подумайте, что не хочу. Это сложно объяснить, Вы не поймете… - девушка совсем смешалась и замолчала. Она все также смотрела на Васко, ожидая его реакции и все больше понимая, что не следовала всего этого говорить.

Fiorenzo Vasco: Объяснение было путанным и привело маркиза в некоторое замешательство. Фьоренцо заложил руки за спину, продолжая сосредоточенно хмуриться. Он оказался в неловком положении, с одной стороны не имея возможности расспрашивать и без того взволнованную девушку, с другой силясь понять что-нибудь из той мешанины сбивчивых фраз, что услышал сейчас. Посмотрев на Паолу, мужчина сказал: - Боюсь, что я не понял, сеньорита. Не могли бы вы пояснить?

Paola Porporino: Паола вздохнула и отвела взгляд. - Вам лучше ничего и не понимать в этой истории, - почти прошептала маркиза. А если подумать, своими откровениями она может навредить не только графу Випера, но доставить неприятности еще и сеньору Васко. «Как же разобраться во всем?» - Продолжим нашу прогулку? – отстраненным голосом спросила девушка. Мысль, одна ярче другой, появлялись и исчезали в сознании Паолы. Ведь уже решилась, почти рассказала. Рука с силой стиснула зажатый в ней веер. До возвращения домой еще было время, время подумать… Можно ли что-то объяснить, не вдаваясь в подробности и не называя имен?

Fiorenzo Vasco: - Как скажете, - маркиз опустил голову и теперь шел рядом молча, глядя себе под ноги, с каждым шагом погружаясь все глубже в беспокойные размышления. Впрочем, внешне была заметна лишь некая сосредоточенность.

Paola Porporino: Несколько минут они шли в молчании. То, что творилось в душе маркизы сложно описать. И где, где тот счастливый мир, в котором так легко жить, чем упрекал ее сегодня сеньор Чезаре? А беззаботная юность, что упоминал Гросса? Нет, ничего этого нет! Только со стороны, не приглядываясь внимательно, можно не заметить и ошибиться. - Люди могут казаться добрыми и приятными в общении, а когда затрагиваются их интересы, становятся совсем другими… – решилась? Расскажет? – Вы знакомы с герцогом Мидоллини, сеньор Васко? – первое имя было названо, обратного пути нет. Или есть?

Fiorenzo Vasco: Фьоренцо немного сбавил темп шага, то ли от того, что устала хромая нога, то ли от того, что насторожился: - Да, знаком. Герцог, насколько вы понимаете, известен всему свету Неаполя.

Paola Porporino: Девушка, последовав примеру маркиза Васко, также перешла на более медленный шаг. - Я видела его в гостях у отца несколько раз. Но сегодня… сегодня имела честь познакомиться с ним лично, - перед глазами точно стояло серьезное лицо герцога с вытянутыми в тонкую нитку губами, а его слова, сказанные жестким голосом, отдавались в ушах. – Признаться честно, разговор был более чем просто неприятный. Именно поэтому я сейчас и мучаю Вас своими непонятными разговорами, крадя драгоценное время.

Fiorenzo Vasco: Васко воздержался от каких-либо комментариев или просьб продолжать, только кивнул, тем самым давая понять, что он весь внимание. Кроме прочего, раз уж девушка решилась, маркиз не хотел спугнуть откровенность неосторожным словом.

Paola Porporino: - Он говорил о нашем общем знакомом, о том, что над ним нависла серьезная опасность… Я не доверяю герцогу, но только оснований для сомнений в его словах у меня очень мало. Я боюсь, что все окажется правдой… - Паола отстранено смотрела перед собой. – И он говорил, что я могу помочь, пусть мелочью, но все же. Мне просто нужно поговорить с одним человеком. Но чем больше я думаю об этом, тем лучше понимаю, что не смогу… И сейчас я должна выбрать: помочь или отвернуться, надеясь на благополучный исход дела.

Fiorenzo Vasco: Правая бровь маркиза вопросительно изогнулась, он несколько секунд смотрел на девушку. На лице появилось странное выражение: внимательный прищур и намек на улыбку – ровно мгновение. Кажется, он начал понимать, о чем шла речь. – Если разговор касался некой персоны и опасности, этой персоне угрожающей, почему сообщивший об этом не говорил с самим виновником беспокойства, а обратился к вам?

Paola Porporino: - Я не знаю, - Паола несколько растерялась. – Понимаете, я была уверена, что ради помощи этому человеку готова на многое, а на деле все выходит несколько иначе. Оказывается, что переступить через себя, через какое-то, пусть для меня и важное, решение не так уж и просто. Только я боюсь, ужасно боюсь за графа Випера… - маркиза осеклась. В ее широко распахнутых глазах, обращенных к маркизу, застыл откровенный испуг. Она не хотела называть имя графа, но оно слетело с губ само.

Fiorenzo Vasco: Маркиз словно бы не заметил испуга, сделал упреждающий жест ладонью, давая понять, что все сказанное Паолой останется между ними: - Вы должны рассказать ему все. Если он ваш добрый друг, вы должны сделать это, - сказал Васко, - если дело касается непосредственно его, он должен знать. Кроме прочего, если вам все еще нужен мой совет, я советую вам обсудить это дело с ним и спросить его о том, как вам быть. Герцогу же следовало, по моему мнению, разговаривать с самим графом, но почему-то он предпочел иной способ... Интересно, почему? Быть может потому, что с самим графом он опасается говорить? Если так, значит, на то есть причины или… - он покачал головой, - его намерения не так чисты, как кажутся. Каждый преследует свои интересы, вы правы, но нельзя допускать, чтобы преследование чьих-то интересов, ущемляло ваши. Кроме прочего, дурной тон - говорить с молодыми девушками о том, в чем могут разобраться двое мужчин без посторонней помощи.

Paola Porporino: - Да, вы, должно быть, правы, - с легким вздохом проговорила Паола. – Только сеньор Випера мне ничего не скажет. Я разговаривала с ним, пусть и до того, как узнала столько подробностей… Понимаю его… Он знает, насколько все в действительности серьезно, и не хочет, чтобы кто-то еще вмешивался. Но повторюсь – Вы правы. Думаю, самым лучшим решением тут будет – поговорить с самим графом, - Паола чуть улыбнулась мужчине. Пусть маркиз и не рассеял всех тревог девушки, но его помощь, неожиданная помощь пришлась весьма кстати. – Вы же заглянете в гости к нам с графиней? Уверена, она будет рада Вас видеть.

Fiorenzo Vasco: Фьоренцо протянул руки, взял ладони маркизы в свои, жест был абсолютно естественным. Осторожно придерживая ладони девушки, маркиз сказал: - Мне очень важно, чтобы вы были в безопасности. Я не хочу волнений для вас, - он сам едва понял, что произошло. Столь яркий душевный порыв, попытка успокоить и поддержать. Смущение, внезапно пришедшее понимание того, что возможно он не имеет права касаться, опущенный взгляд, словно бы извинение за дерзость. Прохладные ладони маркиза, тем не менее, не отпустили рук девушки.

Paola Porporino: - Я… - Паола опустила глаза, а потом вновь взглянула в лицо маркиза, еще крепче сжимая его руки в своих ладонях. – Не стоит переживать из-за меня… Я совсем… совсем не хочу доставлять Вам волнения, сеньор Васко, поверьте. Все будет хорошо. Пусть не сегодня, значит завтра… - девушка попыталась улыбнуться, но ничего не получилось. Только она не заплачет, она сильная. Больше никто и никогда не увидит ее слабости. – Вы хороший, нельзя втягивать Вас в эту историю. Я никогда себе не прощу, если еще и Вы пострадаете…

Fiorenzo Vasco: Фьоренцо рассмеялся, но смеялся он не над словами девушки, а над абсурдностью ситуации, которая столкнула чужие интересы. Маркиз уже понял, о чем шла речь, и хоть он представлял себе детали дела не так четко и обстоятельно, поскольку не являлся непосредственным участником событий, но догадывался, какие последствия могли последовать в будущем. - Послушайте, милое дитя, - Фьоренцо говорил тихо, он сам не знал, почему именно так назвал Паолу, - вам не стоит беспокоиться обо мне. Я посторонний человек для вас и никогда не посмею надеяться на большее. Но, если вдруг вам понадобится моя помощь, я сделаю все зависящее от меня, - в произнесенных им словах не было юношеской пылкости, напротив маркиз произнес эту фразу серьезно и обдуманно.

Paola Porporino: Маркиз засмеялся, а Паола лишь удивленно посмотрела на него. Причина такой реакции мужчины была ей неведома, поэтому девушка чуть отстранилась и отвела взгляд. Слова «милое дитя» резанули слух и ударили по нервам не хуже, чем слова Чезаре о том, что Паола лишь ребенок, живущий в счастливом мире. - Спасибо Вам, сеньор Васко… спасибо… - чуть громче шепота отозвалась Паола. Однако она решила, что потревожит маркиза лишь в самом крайнем случае: не должно втягивать в свои проблемы хороших людей. Пусть даже если Васко и знает что-то или не знает – ничего это не меняет. Ей было несколько неловко, что сеньор Фьоренцо видел ее в столь расстроенных чувствах.

Fiorenzo Vasco: Он выпустил руки девушки из своих, сделал шаг назад и опустил глаза: - Ради бога, простите мне мою бестактность, сеньорита, - то, что происходило сейчас было весьма далеким от сказок про эльфов. Маркиз взглянул куда-то в сторону, лицо его было странно, неподвижно спокойным, о чем он думал, пожалуй, не ведал даже господь бог.

Paola Porporino: Сказать, что Паола пребывала в полной растерянности – не сказать ничего. «Что? Что в этот раз я сказала не так? Гросса… Васко… Кто следующий?» - Почему… почему Вы извиняетесь? – сердце бешено колотилось в груди, глаза блестели от подступивших слез, но только она не заплачет. Никогда.

Fiorenzo Vasco: Фьоренцо молча покачал головой, оставив ее слова без каких-либо пояснений. Короткий взгляд, предложенная для опоры рука – благородный жест, от которого тяжело отказаться. Жест, говорящий о продолжении прогулки и прекращении откровений, раз они недопустимы для молодой маркизы.

Paola Porporino: Несколько секунд томительной тишины. Предложенная маркизом рука, молчаливое ожидание. Паола внимательно вглядывалась в лицо мужчины, но секунды неумолимо убегали вперед, не оставляя после себя ничего. Малое промедление могло обидеть сеньора Фьоренцо, чего девушка хотела меньше всего. Ведь она не решала для себя вопроса: принять руку или нет, - она лишь раздумывала, как сгладить ту неловкость, что всего несколько минут назад позволила себе. Паола молча опустила свою ладошку на предплечье маркиза. Они шли медленно, тишина, казалось, заполняет собой все пространство… Лишь иногда, будто откуда-то издалека слышался шум оживленной улицы, чьи-то голоса, тоненький звон колокольчика на входной двери торговой лавки и лай собаки. Паола положила на руку маркиза вторую ладошку и остановилась. - Сеньор Васко… я не жалею, что поделилась с Вами, лишь только хочу, чтобы Вам эта история никоим образом не навредила. И я не знаю, что сказать, - Паола опустила взгляд. – Хоте, нет, знаю, - вновь взор зеленых глаз обращен на маркиза, - я благодарна Вам. За Ваше внимание, участие, понимание… за помощь, неожиданную помощь. Если бы не Вы… если бы не Вы, я бы точно расплакалась… Еще бы и графиню Нессуно расстроила своим видом, - девушка, не отрываясь, смотрела в лицо мужчине, лишь с последними словами постаралась чуть улыбнуться. Это было правдой. Надеяться на помощь почти незнакомого ей человека, было весьма смело. А маркиз Васко не только выслушал, но и поддержал, а это дорого стоит.

Fiorenzo Vasco: - Хорошо, если так, - тихо ответил маркиз и отвел взгляд, избегая ее взгляда. Несмотря на слова юной маркизы о помощи и так и не пролившихся слезах, Васко чувствовал себя крайне неловко. Не привыкший сближаться с людьми, он допустил досадную оплошность, прямо высказав теплое отношение. За эту ошибку маркиз теперь истово корил себя. Разумеется, все это кипело и бурлило внутри души Фьоренцо, ни коим образом не отражалось на лице. Разве что по некоторой рассеянности и избеганию прямых взглядов можно было догадаться, что он чувствует некоторое стеснение.

Paola Porporino: Паола взяла сеньора Васко за руку и попыталась поймать его взгляд. Однако мужчина явно избегал прямых взглядов. И когда ей наконец это удалось: - Простите меня, - чуть улыбнувшись, проговорила маркиза. Улыбка была едва заметной, но искренней, не напускной. И только рука девушки на какой-то короткий миг чуть сильнее сжала руку Васко.

Fiorenzo Vasco: - Вам не за что просить у меня прощения, ваше сиятельство, - подобие улыбки. Взгляд на короткий миг, чтобы снова отвести глаза, один из которых был незряч. Они пришли к месту назначения, и Васко указал на карету, которая, как и было условлено, ожидала в нужном месте и в нужное время. – Прошу вас, - Фьоренцо открыл дверцу и помог подняться даме, следом поднялся на подножку и сел на обитое бархатом сидение. Маркиз отдал кроткое и четкое приказание кучеру, назвав адрес, закрыл дверцу и сцепил руки в замок, когда экипаж двинулся в путь. На Паолу он по-прежнему не смотрел, предпочтя глядеть в маленькое окошко, теперь не прикрытое занавесью с гербами.

Paola Porporino: Карета тронулась, направившись по названному маркизом адресу. Паола видела и сцепленные в замок руки и устремленный в окно взгляд. Молчание подчеркивало некую напряженность, что витала в карете, только нарушить ее девушка не решилась. Маркиза чуть опустила голову, не отрываясь глядя на трость в руке сеньора Васко. Шум улицы почти не был слышен, тут царила тишина. И только когда карета остановилась напротив особняка графини Нессуно, Паола позволила себе поднять взгляд на Фьоренцо. - Сеньор Васко, быть может, вы позволите мне пригласить Вас и согласитесь пообедать со мной и графиней Нессуно? Я уверена, Даниэла не будет против, - девушка улыбнулась, вопросительно и несколько смущенно глядя на маркиза.

Fiorenzo Vasco: Маркиз взглянул на Паолу, это был долгий, внимательный взгляд. Васко вздохнул, бесшумно выпустил воздух, помолчал немного, потом сказал: - Боюсь, что вынужден отказаться, - Фьоренцо снова взглянул в окно, потом перевел взгляд на девушку, - до вашего рассказа я не знал, что произошло. Теперь же, уверен, вам надо побеседовать с графиней, мое присутствие я считаю неуместным, - он отчеканил окончание фразы тоном не терпящим каких-либо возражений. И только потом его взгляд смягчился, на бледном лице появилось выражение грусти. Васко опустил глаза.

Paola Porporino: Паола не отрываясь смотрела на сеньора Васко. - Я не вправе настаивать, - быстрый взгляд на свои руки и опять в глаза мужчины, сидящего напротив. – Но все же я смею надеяться, что еще смогу Вас увидеть в гостях у нас с графиней, - Паола улыбнулась. После чего девушка распрощалась с маркизом по всем правилам этикета, кучер помог ей спуститься из кареты. И уже сделав один шаг в сторону дома, Паола обернулась. Она подняла глаза к небольшому окошку кареты, стараясь поймать взгляд сеньора Фьоренцо. - Спасибо Вам… - и тут же, смутившись, опустила глаза.

Fiorenzo Vasco: Маркиз мотнул головой, потом едва заметно улыбнулся. Фьоренцо медленно кивнул и после короткой прощальной фразы приказал кучеру отправляться к дому Васко. Теперь у маркиза было множество поводов для размышлений в тишине одиночестве.

Paola Porporino: Паола глубоко вдохнула и медленно выдохнула, приводя мысли и чувства в порядок. После чего не торопясь направилась к дому, где уже, скорее всего, ее ожидала графиня. "Лёгкий обед, непростой разговор". Дом графини Нессуно, беседка. 28.07.1752, 16.40



полная версия страницы